Дом ко Дню Победы

Редакция журнала «Теремъ» навестила семью Хохряковых и узнала, как они обстроились в новом доме «Малыш 5».

Герман Дмитриевич и Тамара Петровна Хохряковы за свою долгую жизнь повидали многое. Детство провели в маленьком уральском городке Лысьве, где пережили лишения войны и послевоенных лет. После школы он связал свою судьбу с армией, она – с медициной. Он гордится тем, что участвовал в программе по контролю космического пространства, она – что за время ее акушерской практики не было ни одного смертельного случая. Выйдя на пенсию, ветераны труда надеялись на спокойные дачные будни в своем домике в деревне. Но совсем недавно, в возрасте 85 лет, им пришлось срочно «строить» новую крышу над головой. 

Герман Дмитриевич, расскажите сначала, как вы стали дачником? Как оказались в этой деревне?

В Скнятиново я появился как дачник 20 лет назад. Когда я приехал сюда в первый раз, здесь было изумительно. Из-за озера Неро здесь никогда не бывает ни весенних, ни осенних заморозков. На этом участке росло 50 кустов смородины, 15 крыжовника, яблони, вишни, слива, черемуха, рябина. Все полыхало! Такая благодать, ничего не надо было сажать специально. Я купил здесь дом и каждое лето, а иногда и зиму, отдыхал в нем и чувствовал себя хорошо. Наш первый урожай был фантастическим. Мы выкапывали картошку по килограмму каждая, огурцы собирали по ведру ежедневно.

И что же помешало дальше спокойно наслаждаться загородной жизнью?

У меня день рождения 1 января, и этой зимой мне исполнилось 85, мы с женой уехали в Москву отмечать юбилей. Здесь на хозяйстве оставили сына. У него тут небольшое хозяйство: одна корова, один бык, коза, пятнадцать кур. Вот он один с ними управлялся. А 8 января начались сильные морозы, и сын так натопил печку, что у него прогорела крыша и в доме стало дымно. Сын решил, что просто небольшие неполадки в трубе, и пошел проветриться. А когда вернулся, внутри уже был настоящий пожар. Он побежал к соседу, вызвали пожарных, те моментально приехали, выбили раму вместе со стеклом, направили внутрь в комнату шланг… а воды-то и нет. И поехали они заправляться на другой конец деревни. Пока ездили, внутри все выгорело.

Вы решили не ремонтировать старый дом, а поставить новый?

Да, потому что старому дому по документам 140 лет! Хотя пожар и не повредил сруб, но я решил, что мне нужна срочно новая крыша над головой.
В первую очередь я обратился в ярославские строительные компании, чтобы попробовать через них организовать мне дачный домик. В три или четыре компании звонил. Но очень трудно было договариваться. Все начинали цены от четырехсот тысяч рублей. И это за небольшие односторонние домики, у которых одна стена глухая, а на другой три окна. Когда я просил сделать скидку, мне предлагали убрать одно окно, убрать крыльцо, сделать плоскую крышу. Меня это не устроило и я поехал в Москву заниматься этим вопросом.
Я увидел рекламу по телевидению и решил обратиться в компанию «Терем».
В компании ко мне отнеслись с пониманием. В течении месяца мне привезли и поставили домик под 30 квадратных метров, мне этого достаточно.
По деньгам мне было, конечно, дороговато. Но «Терем» организовали акцию по оказанию мне моральной и материальной помощи. Они покрасили мне этот домик, обшили фундамент, внутри еще переделали много дел. Мне, у которого выгорели все деньги и документы, было, конечно, приятно от такой заботы.

arrow-left

Я сказал своему менеджеру: «Миленький, возьми этот дом и поставь точно такой же на моем участке»

arrow-right
Как вы выбирали себе модель дома?

Мне подходили две модели домов «Малыш». Вот этот М5, он 37 квадратных метров, и поменьше — М4, там почти 23 метра. Но по начальной цене разница небольшая — М5 всего на 30 тысяч рублей дороже М4. И я решил взять домик побольше. Так и сказал своему менеджеру: «Миленький, возьми этот дом и поставь точно такой же на моем участке». Мы посчитали, и за счет более толстого утеплителя стен, утепления потолка, более толстых досок на пол и на стены получилось 429 тысяч рублей. Всего девять изменений от базовой модели у меня было.

Ходом стройки нового дома вы остались довольны?

Да, у меня нет никаких претензий к качеству. Но на крыше просил поставить четыре болта, рабочие не сразу согласились, но поставили. А так ребята добросовестные. Все чисто отработали. Да еще и гуманитарная помощь пришла в виде обработки дома антисептиком. Фундамент сделали, сваи тоже сделали, тоже хорошо. А еще мне помогли, поставили 90 метров забора из рабицы. Это для меня, конечно, помощь.
Я слышал и раньше, а теперь сам убедился — эти дома очень теплые. На улице было холодно, мы поставили отопитель, два часа он поработал и — как в бане! Вот это и ценится! Я теперь планируют повесить на стенки два обогревателя и отапливать так дом.

Что еще помимо обогревателей планируете установить?

Оборудую кухню, поставлю газовую плиту с электрогрилем, умывальник с раковиной и мойкой, стол разделочный. Развешу нужные полочки под тарелки, вилки, ложки. Привезу сюда по частям стенку из Москвы.


История жизни

И начнется у вас настоящая новая жизнь в деревне Скнятиново. Расскажите, пожалуйста немного о себе. В мае отмечается прекрасный праздник – День Победы, где вы провели военные годы? Вы же были ребенком в этот период?

Жизнь моя складывалась по-разному. Я житель Урала. Родился в городе Лысьве Пермского края в 1932 году. Тяжелый район, и очень тяжелой у нас – детей войны – была судьба.
В Лысьве был металлургический завод, который ведет свою историю с конца XVIII века. Началась война и весь завод был переведен на военные рельсы, выпускал гильзы, каски, термосы… Работали по 12 часов в сутки. Это минимально, а иногда взрослые и вовсе не приходили домой. Поэтому дети были предоставлены сами себе: школа, улица, голод. Война была тяжелым временем. В 1943 году мы получали 400 граммов хлеба на детей и один килограмм на взрослых рабочих.
Когда война закончилась, нам сильно легче не стало. Только в 1947 году в магазинах появился коммерческий хлеб, который можно было купить по высокой цене, отстояв большую очередь. В этом же году была отменена карточная система и произведена первая смена денег. Только в 1952 году я закончил десятый класс школы и поехал в военное училище. Поступал я в Челябинское штурманское училище, но там был перебор и нас отправили в Даувгавпилс, где я окончил с отличием техническое училище. Там же работал на самолетах дальнего следования. Через полгода переучился на офицера радиопротиводействия и стал летать на самолетах ТУ-4. Отлетал годик, эти машины списали, и я перешел на реактивные самолеты ТУ-16.

А где же вы познакомились со своей спутницей жизни, не в летном же училище?

С Тамарой Петровной я познакомился в 8 классе, когда перешел из одной школы в другую. Мы проучились вместе до окончания 10-го класса. Потом на несколько лет судьба нас развела. Я учился в Латвии, она — в медицинском институте в Свердловске. И только когда я уже поступил в академию в 58 году, мы встретились снова и договорились о свадьбе. После окончания моего первого курса Харьковской артиллерийской академии, мы снова встретились и зарегистрировались в городе Лысьве. Она там работала уже год в роддоме акушером-гинекологом. Я ее забрал в Харьков, где мне предстояло учиться еще 4 года. Потом я получил направление в Москву, в НИИ, где разрабатывали новые методы контроля космического пространства. 17 лет я занимался наукой. Потом в звании подполковника ушел на пенсию, а коллектив, который создавался при моем участии, продолжал работать. Я уехал в Лысьву. Взял там 5 семей пчел и там пчеловодил.

То есть вы не просто дачник, вы еще и пчеловод?

С пчелами очень интересно! Занятие это, конечно, трудное, требует много внимания и знания, но приносит много радости и удовольствия.. В Лысьве у меня были хорошие сборы меда, я получал до 1200 килограммов. Здесь я возобновил занятия пчеловодством, но не с таким размахом. Обычно у меня одновременно живут от 10 до 15 семей. Сейчас меда не так много собираю, 100 – 200 килограммов. Торговать мы не научились, и весь мед идет на бытовые нужды.

Какие еще увлечения вы пронесли через всю жизнь?

Охотником я был всю жизнь. Но, по правде говоря, я утятник. Я вот в этот дом привез пару чучел, а в Москве у меня их еще много. 
Ездили во Владимирскую, Новгородскую области на весенние тяги на уток. После недельной охоты привозил 20 – 30 птиц, убирали их в морозилку и хватало надолго, жили неплохо. Когда я уже освоился в Москве, заимел положение, меня стали приглашать на лосиную и кабанью охоту. Она длится один месяц по лицензии. Приезжали в хозяйство, нам давали еще десяток загонщиков. Охотников расставляли по номерам, а загонщики выгоняли на нас зверя. Я ездил лет 10 на такую охоту, но лося убил один раз и пару раз кабанов. Но были среди нас охотники из отряда космонавтов. Вот те были стрелки! Стоит на номере, на него выходят три-четыре лося на расстоянии 150 -180 метров. И он тремя меткими выстрелами подряд кладет всех лосей. Вот какая у них была подготовка!

В вас тоже чувствуется подготовка! Вы сюда как добираетесь? За рулем? Путь же из Москвы не близкий.

Да есть у меня парочка машин. Куда денешься? Какие мои годы? По километражу сюда ехать примерно 200 километров. Раньше я приезжал сюда три-четыре раза в месяц. Сейчас пореже – один-два раза. Хотя летом здесь больше время проводим. А этой зимой из-за стройки тоже часто бывали. Вот сейчас все говорят, что, мол, пенсионеры бьются, попадают в аварии. А я с тех пор, как ввели обязательную страховку, ни разу за ней обращался. Ну плачу штрафы пару раз в год за превышение скорости, но не более того.

Спасибо вам за интересную беседу. Долгих лет жизни!

Спасибо, что навестили.

Анастасия Мишагина

Наверх